Разработаны рекомендации Правительству Казахстана

Казахстанская феминистская инициатива «Феминита» приняла участие в брифинге по презентации предварительных комментариев, подготовленных экспертами гражданского общества к официальному докладу о выполнении Казахстаном Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации в Астане. Комментарии были составлены на основе отчета «Во имя единства. Решение проблем дискриминации и неравенства в Казахстане» от Equal Rights Trust в партнерстве с Казахстанским бюро по правам человека и соблюдения законности. В составлении комментариев, касающихся прав ЛГБТИК, приняла участие и инициативная группа AlmaTQ. Ниже приводится три раздела комментариев, представленными нашими экспертами_ками.

Риторика на почве ненависти

Комитет рекомендует государству-участнику эффективно расследовать и, в случае необходимости, привлекать к ответственности и карать риторику на почве ненависти и принять надлежащие меры по борьбе с риторикой на почве ненависти в средствах массовой информации и в Интернете независимо от статуса правонарушителей. Кроме того, Комитет рекомендует государству-участнику принять дополнительные меры для поощрения терпимости, межкультурного диалога и уважения многообразия с уделением особого внимания роли журналистов и государственных должностных лиц в этой связи.1

Нежелание представителей_ниц ЛГБТ в Казахстане обсуждать свою сексуальную ориентацию и/или гендерную идентичность отражает высокий уровень социальной стигмы, разжигаемой СМИ, правительственными чиновниками_цами и видными членами казахстанского общества. Против гомосексуальности не раз выступали парламентарии. В 2013 году депутат Мажилиса Владислав Косарев заявил, что «гомосексуалистов не должно быть», и что гомосексуальность является «деформацией человеческого сознания».2 В 2014 году еще один народный избранник Жамбыл Ахметбеков вменил увеличение числа разводов в вину геям.3 В других случаях министры выражали мнения о том, что гомосексуалов не следует брать в армию4; отстаивание права на свободу выражения мнения в отношении «нетрадиционной сексуальной ориентации» приравнивалась к фашизму5, а также была выдвинута инициатива признать гомосексуализм уголовным преступлением.6 Призывая к введению запрета «пропаганды гомосексуализма» лидер национального движения «Болашак» Даурен Бабамуратов заявил: «Мы опустились так низко, что ЛГБТ больше не скрывают свою ориентацию. Можно увидеть множество людей в торговых центрах города и в других общественных местах – это молодые люди в цветных штанах. Это означает, что они больше не скрывают свою [сексуальную ориентацию]. Я думаю, гея легко определить по ДНК. Анализ крови может показать наличие извращения в человеке».7

СМИ открыто используют риторику, враждебную к представителям ЛГБТ, осуждая упадок традиционных семейных ценностей. Например, в 2014 году главная редакторка газеты «Рабат» Фатима Шарафутдинова написала: «За последние 40 лет гомосексуалисты добились просто потрясающих достижений в деле защиты своих прав и свобод. Хотите пример? Как говорят в Одессе: «Их есть у меня!» В 1993 году Всемирная организация здравоохранения пересмотрела свою квалификацию заболеваний, вычеркнув гомосексуализм из списка патологий. Это реальная угроза для института семьи».8

В другом случае в 2014 году дизайнеров_рок постера, рекламирующего ночной клуб для геев, заставили публично извиниться за ущерб. Волне возмущения способствовали публикации в СМИ. Рекламное агентство, ответственное за изготовление этого плаката, было признано виновным в рекламе «запрещенных товаров и услуг» и оштрафовано на сумму, эквивалентную 1700 долларам США. Проиграв апелляцию, компания была оштрафована еще на 188 000 долларов США, вследствие чего была вынуждена закрыться.9

Религиозные лидеры также усугубили напряженность в отношениях между представителями ЛГБТ и населением в целом. После неправдивого сообщения в СМИ о гей-параде, якобы запланированном в Алматы в 2008 году, некоторые религиозные деятели публично осудили это мероприятие, а один из них даже назвал представителей ЛГБТ «разлагающей псевдо-субкультурой, представляющей угрозу для духовных традиций и морали казахского общества».10

Равные возможности и борьба с дискриминацией

Комитет рекомендует государству-участнику внести изменения в законодательство для обеспечения возможности принятия особых мер в целях поощрения равных возможностей и укрепления стратегий борьбы с неравенством и дискриминацией в соответствии с пунктом 4 статьи 1 и пунктом 2 статьи 2 Конвенции.1

Правительство Казахстана не только не сумело обеспечить четкую защиту от дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности в своем национальном законодательстве, но и сохранило в силе ряд дискриминационных законов. После принятия в 1999 году нового Уголовного кодекса (замененного новым Уголовным кодексом в 2014 году), однополые сексуальные отношения с согласия сторон перестали считаться уголовным преступлением в Казахстане.11 Однако в Кодексе сохранился ряд дискриминационных положений. В соответствии со статьей 121, «мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера, связанные с применением силы или угрозы ее применения», караются лишением свободы на срок от 3 до 5 лет.12 Аналогичным образом, в соответствии со статьей 123, «принуждение лица участвовать в половом акте, содомия, [или] лесбиянство» является наказуемым.13 Хотя запрет на насильственные действия сексуального характера является оправданным, четкое включение слов «содомия» и «лесбиянство», в отличие от других половых актов, представляет собой проблему. С одной стороны, такая формулировка означает, что однополые отношения не эквивалентны другим формам сексуального поведения, а с другой стороны, такой подход может создать впечатление, что общественность нуждается в дополнительной защите от геев и лесбиянок, или что такие люди могут быть более склонны к совершению насильственных преступлений сексуального характера.

Юридическое признание гендера для трансгендерных людей непосредственно связано с обязательным медицинским вмешательством в виде гормональной терапии и хирургических коррекций. Согласно приказу министра здравоохранения РК №187 от 31 марта 2015 года, трансгендерные люди обязаны пройти освидетельствование медицинской комиссии и получить рекомендации о проведении хирургической коррекции пола и смене гендерного маркера. В соответствии со статьей 257 Семейного кодекса РК, юридическое признание гендера в соответствии с гендерной идентичностью зависит от того, было ли произведено “хирургическое изменение пола”. Кодекс допускает изменение фамилии, имени и отчества трансгендерного человека, если тот желает выбрать себе имя и фамилию, «которые соответствуют выбранному полу в случае хирургического изменения пола».

Требование пройти операцию, чтобы получить юридическое признание гендера, уже давно подвергается критике в международном праве. Согласно принципу 3 Джокьякартских принципов, никто «не может быть принужден пройти медицинские процедуры, в том числе операцию по смене пола, стерилизацию или гормональную терапию, в качестве требования для юридического признания своего гендера».14 Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания Хуан Э. Мендес подчеркивал в отчете необходимость:

«<…> отменить любой закон, разрешающий инвазивное и необратимое лечение, включая принудительную генитально-нормализующую операцию, принудительную стерилизацию, неэтичные эксперименты, демонстрацию в медицинских целях, «репаративную терапию» или «терапию по преобразованию», если она проводится насильственно, без свободного и осознанного согласия заинтересованного лица».15

Следует отметить, что, по мнению организации Human Rights Watch, до 2009 трансгендерные люди подвергались «инвазивным и оскорбительным процедурам», но операция не являлась обязательным требованием для того, чтобы получить юридическое признание гендера.16

 

О праве на вступление в брак и на выбор супруга

 

Семейно-брачные отношения регулируются Кодексом Республики Казахстан от 26 декабря 2011 года «О браке (супружестве) и семье». Брачно-семейное законодательство Казахстана основывается на принципе добровольности брачного (супружеского) союза супругов. Согласно пункту 4 статьи 2 Кодекса в Республике Казахстан, запрещаются любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак (супружество) и в семейных отношениях по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, расы, национальности, языка, отношения к религии или по любым иным обстоятельствам.17
В то время как статья 8 Кодекса Республики Казахстан о браке (супружестве) и семье (Семейный кодекс), запрещает «любые формы ограничения прав граждан во время заключения брака» на основе открытого перечня оснований, статья 11 того же кодекса прямо запрещает однополые браки.18 Хотя в рамках Международного пакта о гражданских и политических правах прямо не требуется признание однополых браков,19 государства были призваны обеспечить правовое признание однополых гражданских союзов.20 Такое признание в законодательстве Казахстана не предусмотрено.

В дополнение к открыто дискриминационному характеру этого положения запрет на однополые браки также означает, что однополым парам не предоставляются те же юридические права и льготы, что и разнополым супружеским парам. Таким образом люди в однополых отношениях не могут пользоваться брачными имущественными правами (например, правами, связанными с общей совместной собственностью, предусмотренными статьями 32–38 Семейного кодекса). Кроме того, люди, состоящие в однополых отношениях, не в состоянии извлечь выгоду из положения, содержащегося в статье 16 Закона о гражданстве, о том, что гражданство «предоставляется» лицам, состоящим в браке с гражданином Казахстана не менее 3-х лет».21

В своем докладе в 2006 году Комитету по правам ребенка правительство Казахстана заявило о своем намерении внести поправки в законодательство, чтобы четко запретить однополым парам усыновлять детей.22 Позже государство так и поступило путём включения статьи 91(8) в Семейный кодекс, согласно которой запрещается усыновление детей «лицами с нетрадиционной сексуальной ориентацией». Кроме того, статья 91(6) запрещает усыновление людьми, страдающими определенными заболеваниями, включая психические состояния,23 признанные в соответствии с Международной классификацией болезней Всемирной организации здравоохранения, в список которой внесены так называемые «расстройства половой идентичности».24

Составители_ницы комментариев Правительству Казахстана разработали следующие рекомендации:

— принять эффективные и действенные меры по борьбе с риторикой на почве ненависти в средствах массовой информации и в Интернете независимо от статуса правонарушителей, в том числе по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности;

— пересмотреть дискриминационные положения в законодательстве, в частности в отношении сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

 

Текст подготовила — Гүлзада Сержан

Фото Маргариты Ходус

1 Приложение 1. К восьмому-десятому сводному периодическому докладу о выполнении Республикой Казахстан Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.
2 Новости Тенгри, Гомосексуалисты Казахстана жалуются на непростую жизнь, Новости Тенгри, 13 марта 2013 года.
3 Bnews.kz, Депутат: в увеличении разводов в Казахстане виноваты гомосексуалисты, Медиа-портал Караван, 26 ноября 2014 года.
4 Лич A., Казахстан говорит нет геям в армии, Gay Star News, 14 июня 2012 года.
5 Nur.kz, Тасмагамбетов раскрыл заговор путем «промывания мозгов», NUR.KZ, 13 июня 2012 года.
6 Лиллис, Дж., Парламент Казахстана слышит еще один призыв принять закон о запрете гомосексуализма, Eurasianet, 2 октября 2013 года
7 Уразова, Д. и Кузьмина, Т., Казахстан рассматривает запрет «пропаганды» гомосексуализма и определения геев путем поиска нарушений в их ДНК, Новости Тенгри. 13 сентября 2014 года
8 Шарафутдинова, Ф., Счастлив тот, кто счастлив в своем доме, газета «Рабат», 14 сентября 2014 года
9 Дей, A., Казахстан: рекламную компанию обязали выплатить 188 000 долларов США ущерба, нанесенного плакатом с целующимися геями, Pink News, 28 октября 2014 года
10 Лабрис и Инициатива по сексуальным правам, Совместное сообщение, представленный для Универсального периодического обзора: Казахстан, 2009 год, пункт 14
11 Уголовный кодекс Республики Казахстан, № 226-V 3 июля 2014 года (с поправками, внесенными в 2015 и 2016 годах), который заменил Уголовный кодекс Республики Казахстан, №167 16 июля 1997 года.
12 Там же, Уголовный кодекс Республики Казахстан, № 226-V 3 июля 2014 года, статья 121.
13 Там же, статья 123.
14 Джокьякартские принципы — принципы применения международно-правовых норм в области прав человека в отношении сексуальной ориентации и гендерной идентичности, Международная комиссия юристов, 2007 год, принцип 3.
15 Совет по правам человек, Доклад Специального докладчика по вопросу о пытках других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения наказания, Хуан Э. Мендес, документ ООН A/HRC/22/53, 1 февраля 2013 года, пункт 88. См. также Комитет ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Заключительные замечания: Бельгия, документ ООН CEDAW/C/BEL/CO/7, 14 ноября 2014 года, пп. 44-45.
16 Human Rights Watch, «Вот тогда я и понял, что я никто», атмосфера страха для представителей ЛГБТ в Казахстане, 2015 год, с. 15.
17 Восьмой — десятый сводный периодический доклад о выполнении Республикой Казахстан Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации.
18 Кодекс РК «О браке и семье», № 518-IV 26 декабря 2011 года.
19 Джослин против Новой Зеландии, Комитет по правам человека, сообщение № 902/1999, документ ООН CCPR/C/75/D/902/1999, 2002 года, пункт 8.3.
20 Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам, Заключительные замечания: Болгария, документ ООН E/C.12/BGR/CO/4-5, 30 ноября 2012 года.
21 Закон Республики Казахстан «О гражданстве Республики Казахстан», Закон № 1017-XII от 20 декабря 1991 года, статья 6(1).
22 Комитет ООН по правам ребенка, Второй и третий периодический доклад: Казахстан, документ ООН CRC/C/KAZ/3, 23 августа 2006 года, пункт 252.
23 Приказ Министра здравоохранения и социального развития Республики Казахстан № 692 от 28 августа 2015 года.
24 Всемирная организация здравоохранения, Международная статистическая классификация болезней и расстройств, связанных со здоровьем, 2016 год, Глава V: Психические и поведенческие расстройства, F64: Расстройства гендерной идентичности.

  • Share post

Со-основательница Казахстанской феминистской инициативы "Феминита", правозащитница.

2 comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *