Обычная семья: история Миры и Алии

В Алматы живёт маленькая дружная семья Миры и Алии. 16 лет назад они приняли решение идти рука об руку. За это время Мира и Алия создали гнёздышко, много путешествовали, а самое главное, стали мамами двух детей. Эта семья невидима для окружающих. Они скрывают отношения от коллег, соседей и родственников. О том, как прошли последние 16 лет их жизни, рассказала Мира.

О себе

Меня зовут Мира, мою партнерку зовут Алия. Мы обе из Алматы. Мне исполнилось 39 лет, ей — 41 год. Она работает в инженерной, а я работаю в юридической сфере. Мы любим путешествовать, стараемся выезжать два раза в год куда-нибудь. В отношениях уже 16 лет.

У нас двое детей: старшей дочери три года, её родила я, а сыну два года, его родила Алия.

О знакомстве с Алией

Сколько себя помню, я всегда испытывала интерес к девушкам. Первой влюблённостью стала вожатая. Я тогда сильно испугалась, что какая-то не такая, что странная. Потом появился Интернет. Я познакомилась с девушкой, которая познакомила со своей компанией. Там я встретила Алию. Наша встреча произошла седьмого июля на Арбате. С тех пор мы не расставались.

В то время мы были студентками. Я получала второе высшее образование, а Алия училась в аспирантуре. Тогда я была замужем, после знакомства с Алией приняла решение о разводе.

О появлении детей

Мы всегда мечтали стать мамами. Первая попытка завести ребёнка была девять лет назад. Ребёнок  родился недоношенным и прожил пару дней. Для нас это был большой траур. Я увезла Алию в Турцию на месяц для того, чтобы мы обе пришли в себя. После этого мы три-четыре года эту тему не затрагивали. Было больно и страшно снова пытаться. 

Ко второй и третьей беременности мы подошли  по-другому. Если в первый раз врачи часто не принимали нас как пару, то теперь мы нашли дружественных специалистов. Наблюдались в частных медицинских центрах и не скрывали отношения.

Для наступления беременности мы использовали метод искусственной инсеминации. Этот метод состоит в том, что сперму донора впрыскивают с помощью шприца.

Перенесли обе беременности отлично. На одну беременность ушло чуть больше миллиона тенге. На ведение беременности, витамины и прочее мы потратили около 500 000 тенге. Сами роды обошлись чуть больше 600 000 тенге.

Об отношениях с детьми

Дети рождены от одного папы. Он гетеросексуален, у него есть семья. Папа постоянно с детьми на связи, встречается, когда бывает в Казахстане. Для нас важно, чтобы дети общались с отцом. Потому что мы не хотим, чтобы у детей были психологические проблемы. А также из опыта разведённых подруг, мы слышали, что в школе часто обижают детей без отцов.

Мы приняли решение не указывать отца в документах, чтобы каждый раз не просить разрешение на выезд из страны. А в случае, если что-то случится с кем-то из нас, написаны завещания с правом передачи опекунства партнерке.

Иллюстрации Tony Slz

Когда мы только мечтали о детях, решили, что будем самостоятельно заниматься воспитанием. Для решения семейных проблем мы обращаемся к психологине. Она знает о нас всё. Ведь секрета здоровых отношений нет, есть два человека, которые хотят одного. Которые готовы меняться и обсуждать всё. Мы столько лет вместе, но всё же ищем постоянно компромиссы.

Об отношении родственников

Своим двоюродным братьям и сёстрам я сказала о нас через год отношений, мне тогда было 24 года. Алия примерно тогда же рассказала своим.

Нам повезло, что никого не потеряли из близких после каминг-аута. Бывает, даже когда я в командировке, братья и сёстры приглашают Алию на природу с детьми. Для них нет разницы, ребёнок рождён от меня или от неё.

Мама сначала не принимала меня и Алию. Говорила мне много неприятных слов. После рождения дочери многое изменилось. Бабушка обожает внучку, но и сына от Алии вниманием не обделяет.

Мама Алии общается только с внуком в основном, дочь тоже принимает, но не как внучку. К тому же она старенькая и не переносит шум, а оба ребенка играют и сильно шумят, поэтому попросила обоих ей не привозить. Мы приняли её просьбу.

О переезде в Западный Казахстан

По работе нам пришлось переехать в Западный Казахстан. Мы прожили там  два года. На нас смотрели странно.

Девушки с двумя детьми, обеих дети называют мамами… Родители на детских площадках говорили: «Не приводите сюда детей, не развращайте наших детей». Спрашивали, где мужья и отцы детей.

Мы боялись показывать минимальную заботу друг о друге на публике, даже помогать нести сумки после магазинов. Звучали оскорбления и угрозы со стороны соседей.

Пришлось несколько раз менять место жительства и тактику поведения. Были сокращены совместные прогулки, стали ходить по одиночке с детьми.

Нам было сложно даже заботиться о детях. Я не могла отвезти своего сына, рождённого Алией, к врачу. Сыпались вопросы, кто я такая, где ходит биологическая мама. Когда одному врачу я сказала, что мы семья, она выпроводила нас за дверь и отказала ребёнку в приёме. Поэтому нам приходилось постоянно врать, притворяться и скрываться.

Иллюстрации Tony Slz

На работе я тоже никому ничего не рассказываю. Для коллег у меня есть муж и дети. Хоть компания международная и принимает всех, коллеги-то местные. Поэтому и не рискую. А что касается работы Алии, то для её коллег я сестра.

Мысли об эмиграции 

До рождения детей у нас был период, когда хотели сильно переехать в другую страну. Мы подавали в разные ЛГБТ-организации за рубежом, нас приглашали из Амстердама. Они были готовы организовать полную поддержку. Принимающая организация сказала, что нам будет присвоен статус беженцев. Будет необходимо прожить девять месяцев в специальном лагере. После будет обучение нидерландскому языку и поиск работы.

Мы долго обдумывали идею переезда, но условие, что нельзя будет вернуться в Казахстан, расставило всё по местам. У нас обеих родители, поэтому мы отказались от этой мысли.

Выход этот статьи поддержала сеть журналист_ок и правозащитни_ц, работающих над освещением ЛГБТК+ тем, Unit 

  • Share post

2 comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *