Нам не стыдно!

Фотосессия на тему месячных 9 августа 2018 года в Алматы на Арбате всколыхнула казахстанских пользователей_ниц соцсетей. Только ленивый_ая не высказал_а свое «Я не понимаю, что вы хотели донести!», «Это же про физиологию, причем тут стыд?!», «Вокруг дети!» и прочее. Настало время опубликовать комментарии участниц, которые хотели бы поделиться личными мнением и ощущениями, чтобы внести ясность в такое «темное» дело.

Фотосессия была посвящена дестигматизации месячных у девочек, девушек, женщин, поскольку эта тема была и до сих пор является уятом в казахстанском обществе: о ней не говорят, предпочитают избегать обсуждений, называют физиологические процессы эвфемизмами на русском и казахском языке или же используют прямые стигматизирующие слова как «етеккір» в казахском (что в переводе: грязный подол). Первая казахская женщина-журналистка, педагогиня и феминистка Назипа Кулжанова в сборнике «Халқыма деп іс қылдым», посвященной воспитанию и семье, пишет о месячных, используя слова «айлық», а не «етеккір». Уверена, что Кулжанова делала это намеренно и наверняка, как и сегодня, встречала яростные отклики оппонентов_ток.

Самое главное, чего мы добивались на фотосессии — привлечь внимание к стигматизации месячных. Мы не кричали лозунги, не приставали к прохожим, не производили никаких агрессивных действий. Мы держали плакаты и мирно отвечали на вопросы тем, кто подходил_а и спрашивал_а. Очень многие оборачивались и сразу же отворачивались, требовали уйти с Арбата, просили не смотреть в их сторону, мужчины гоготали (именно так!), кто-то посылал детей сфотографировать постеры или же сами снимали нас на видео. Некоторые девушки поддержали фотосессию и даже взяли плакаты в руки. Когда мы уже завершали процесс, к нам подошли агрессивно настроенные мужчины, которые кричали нам на казахском языке убрать прокладки и плакаты. Они кричали, что мы находимся в Казахстане (видимо, мы этого никак не понимали) и один из них уверял меня для чего-то, что совершает намаз 5 раз в день. Если человек настолько набожный, откуда у него столько агрессии? Вскоре один из мужчин вырвал плакат, другой — намеревался забрать сотовый телефон у подруги, третий — привлекал внимание и угрожал, что позвонит на 102. В общем, дело могло завершиться дракой, но мы решили уйти, поскольку добились своей цели и не хотели более быть свидетельницами насилия.

Почему и кому так стыдно? 

Мифологические представления о женщине — кладезь мизогинных, сексистских, суеверных предположений о нашей нечистоте, о темных демонических силах, о выделениях, о крови. Античные медики считали менструальную кровь токсичной, ядовитой. Женщина во время менструации и в православной, и в мусульманской культурах считается «грязной» и к ней лучше не подходить. Во время цикла не рекомендуется посещать ни храм, ни мечеть, нельзя поститься, а если уж месячные настигли во время поста, то женщине необходимо прервать пост и продолжить его после завершения месячных (именно на период кровотечения). Месячные? Получай штрафной!

Мои знакомые делились со мной, что не всегда матери, тети или бабушки объясняли спокойно, что к чему и что делать, если идут месячные. Некоторые девушки были уверены, что просто истекают кровью и испытывали стресс, буквально готовились умереть, кто-то даже закапывала трусы, потому что не могла избавиться от стыда за то, что у нее идет кровь. Из личного опыта делюсь тем, что даже моя мама рассказала мне о цикле очень коротко, практически без пояснений, без особого внимания, так что я восприняла это как нечто постыдное, о чем лучше не спрашивать и не говорить. Мне было на тот момент очень плохо, я считала себя неполноценной.

Если месячные застают во время работы, не всегда получается отпроситься. Приходится избавляться от боли лекарствами. Было бы очень хорошо, если о цикле можно было бы получать информационные брошюры, говорить о месячных без понижения тона голоса, иметь доступ к просторным и чистым туалетам (в некоторых ведь и головы не поместить!), перейти на менструальные чаши, которые являются экологичной альтернативой прокладкам. Хорошо вообще не стыдиться своего тела!

Сложно понять тех, кому стыдно. Стыдно за что? За то, что у нас есть менструация? За то, что иногда могут остаться пятна на штанах, юбке? За то, что мы называем менструацию менструацией? Почему в Казахстане стыдом попрекают женщин?

Журналистка Дана Круглова: «Мы будем говорить, что Павленский, прибивший мошонку к тротуару, совершил прекрасный арт-акт и гражданский протест, а Мандзони, увековечивший свое дерьмо в консерве, крутой художник. Но только менструальная кровь – это харам и ужас и наши эстетические чувства оскорбляет. И плевать, что эту субстанцию феминистки во всем мире традиционно используют для различных арт-актов. И плевать, что бегунья из Лондона Киран Гандхи пробежала марафон без тампона, потому что он мешал ей быстро двигаться. Она решила, что результат важнее чем стеснение из-за пятен на одежде. И плевать, что в ряде стран женщине до сих пор нельзя заходить в храмы во время месячных, так как она нечиста. И никто не говорит, что демонстрация залитой красной краской прокладки на Арбате – это гениальный перфоманс. Но если вы не можете среагировать как цивилизованный человек и вникнуть в культурную подоплеку этого действа, то не выдавайте себя за утонченного критика-интеллектуала, не выдавайте себя за продвинутого чувака. Если все, что вы можете – это ржать как дикарь или кривить рожу, то признайте, что вы обычный консерватор и не выебывайтесь. У меня все»

Айнур Абсеметова: «Срач вокруг акции против стигмы менструации обнажил новые детали и линии в нашем маленьком местячковом обществе. Альфа-самцы ФБ пространства, прикинувшись (а может и на самом деле урок по биологии прогуляли) что не понимают суть вопроса, стали передергивать и переводить в плоскость шуток и выставляя менструацию на один уровень с процессом испражнений, обесценивая тем самым смысл того, что сама акция спровоцировало скрытую суть глубоко архаичного общества. Кроме и дальше прокладок со следами крови ничего не увидели. Так и застряли на первичной «фу» эмоции. А ведь если дальше посмотреть, то произошел любопытный с антропологической точки зрения эксперимент. Он подтверждает, что в сознании все еще сидят архаичные верования и установки, что производная женского организма глубоко табуизирована. Кровь вообще в целом вызывает у многих животный страх (я сама боюсь вида крови). Но мысль о том, что она из вагины… вообще вызывает рвотный рефлекс. Рефлекс. Вот как называется вся эта реакция, казалось бы умных и продвинутых людей. Рефлекторная реакция на все признаки менструации. То есть кортекс еще не перестроил в голове информацию, что менструация не может быть чем-то постыдным. Говорить о менструации — это не значит ходить с текущими вдоль ног кровяными подтеками и не разбрасываться прокладками. Говорить о менструации и о ее влиянии на состояния каждой десятой женщины не должно больше быть стыдно. Вторая группа людей, как и ожидалось, начала прикрывать свой стыд утверждениями «Но как если дети узнают об этом? Это же не нормально!» Видать, это те родители, которые до 20 лет своим детям будут упорно рассказывать о том, что их нашли в капусте»

От первого лица участниц фотосессии:

Елена Иванова: «Лично меня всегда смущало, что нужно придумывать разные кодовые названия для менструации, скрывать то, что мне больно во время месячных, прикрываясь нелепо выдуманными «болезнями», чтобы, например, отпроситься. Особенно, в школе и на работе. Меня так же возмущает, что мужчины смеются над нами, унижают и оскорбляют, ссылаясь на ПМС и «эти дни». Я считаю, что половое воспитание и информирование крайне важно, причем с самой школы и на протяжении всей жизни. Раз уж у нас оно не предусмотрено, почему бы не выйти на улицу, не поговорить с людьми, не рассказать о том, что месячные – не уят? Такая реакция публики на Арбате, а после и в соцсетях меня порадовала. Возмущение, негодование, крики, попытки нас (феминисток) обидеть доказывают, что мы не зря все это делаем, что нашему обществу нужна эта самая «модернизация общественного сознания»!

Алина Невидимко: «Девушки, поймите, что окровавленные прокладки — это нормально. Кровь из вагины ничем не отличается от крови из любых других частей тела. Почему порезать палец или оторвать до крови заусенец — не фу? Почему окровавленные бинты после ранений или травм вызывают сочувствие, а не отвращение? Это просто кровь! Та, которую гоняет ваше злое мизогинное сердечко, которая совершает два круга по телу, которую переливают больным детям или пострадавшим в аварии! Так почему же пакеты с донорской кровью — не фу, а прокладка — фу? Давайте я поясню. Потому что вся женская физиология в патриархальном мире — фу. Кормление грудью, соски, не прикрытые лифчиком, гинекология, роды — все, что связано с женсим телом — фу. Потому что единственная функция женщины на физиологическом уровне — репродуктивная, на социальном — обслуживание мужчины. И если женщина говорит о своем теле не только в разрезе сексуализации (реклама вообще всего посредством обнаженки, сексуальное удовлетворение мужчины) — это будет вызывать отвращение. Тут нужно понять вообще, откуда оно берется как таковое. На психологическом и биологическом уровне оно близко к страху — то, что представляет опасность, может быть ядовитым или угрожает жизни после употребления внутрь — вызывает отвращение. Так, кому-то отвратительны пауки, ведь их яд может попасть в кровь и вызвать заболевание или даже смерть. Заплесневелые продукты вызывают отвращение, потому что бытовая плесень опасна для организма. Экскременты содержат все отфильтрованное организмом, простите, говно, которое выводится после того, как все полезные вещества уже усвоены. Кровь же, как таковая, отвращения не вызывает (не будем брать частные случаи боязни крови, это больше к фобиям), никто не будет блевать на три квартала от того, что увидит ссадину. Однако женская кровь, выделяемая из женских половых органов в присущие женским биоритмам дни вызывает отвращение не по психологическим причинам, а по социальным.
В аулах даже в 21 веке многие девушки вынуждены пользоваться тряпочками, стирать их, потому что возможности купить прокладки нет. В городах стыдно попросить у подруги прокладку, в школе стыдно выйти в туалет, и, о Боги, протечь! Дети до сих пор не знают, что это естественно и не стыдно. Нужно поднимать тему менструации, потому что быть необразованными — уят, а знать о своей физиологии и не стыдиться ее — нормально»

Жанар Секербаева: «Мое участие в фотосессии было важным как для активистки «Феминиты», феминистки, правозащитницы. Лично сталкивалась с примерами стигматизации тела и его процессов, о менструации нужно говорить. Я не удивлена реакции людей в соцсетях, лишь вновь и вновь опечалена каким-то всеобщим уровнем мизогинии. Не находя аргументов люди начинают обсуждать нашу внешность, сексуальность, шрифт постеров, рисунки или рекомендуют нам, как себя вести. Все это еще раз показывает мне и моим сестрам, что мы на верном пути, феминизм в Казахстане необходим и мы не будем молчать.
Комментарии хейтров_рок наглядно подтверждают, что говорить о менструации стыдно! И это подхватывают с легкостью журналисты_ки изданий, претендующих на создание интеллектуального контента. Советую таким авторам_кам избавиться от внутренних стереотипов прежде, чем освещать подобные темы»

Полина Поллиниум: «Я приняла участие в фотосессии в поддержку дестигматизации менструации. Почему я пошла на это? Раз в месяц мне приходится терпеть крайние неудобства. Звучит не страшно, в принципе. Раз в месяц, вон, комуслуги оплачивают люди и ничего, не жалуются. Но этот раз — не один день. У меня, допустим, менструация длится около пяти дней. Но перед ее началом несколько дней — это просто выпадение из привычной жизни из-за апатии, когда ничего не хочется, наступает полнейшая демотивация. Усиливается аппетит, и целый день можно думать только о еде, что дико мешает. Ощущаются резкие перепады настроения. И главный подвох в том, что в это же самое время необходимо совершать привычные дела — работать, составлять отчеты, улыбаться коллегам, ехать полтора часа на автобусе, ходить в ЦОН за справками. Это как будто стоять в очереди с травмированной спиной, держа тяжелые пакеты, в то время как дементоры высасывают всю радость, а тебе надо провести встречу с клиентом и красиво продать ему ручку. Не сладко, в общем.
Наш посыл был таков: женщины не должны подвергаться осуждению из-за того что в их организме происходит процесс под названием менструация. Покупать прокладки не стыдно, как и ходить в запачканных кровью джинсах. В конечном счете, с этим ничего нельзя сделать. Нужно смириться, что это происходит. Это и есть дестигматизация, то, чего мы добиваемся. Кстати, во время фотосессии к нам подходили женщины, и говорили, что поддерживают нашу точку зрения. Они жаловались, что устали от этого угнетения. Некоторые даже присоединились потом. И для меня это очень важный показатель того, что наше дело не напрасно, что бы там кто ни писал»

Подготовила Жанар Секербаева

Фото Даны Кругловой

Любая перепечатка, ссылки, копирование фрагментов текста, цитат материала производится только с разрешения Казахстанской феминистской инициативы «Феминита».

  • Share post

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *